Перейти к содержимому


Фотография

Дмитрий Корчак


  • Авторизуйтесь для ответа в теме
Сообщений в теме: 313

#1 Mare

Mare

    Заслуженный ветеран

  • Аксакал
  • PipPipPipPip
  • 2 702 сообщений
  • Город:Москва

Отправлено 01 Декабрь 2007 - 16:02

Простите, друзья, напишу много, не поленюсь. Ношу впечатления в себе уже целую неделю, а времени не было до выходного.

Концерт Дмитрия Корчака прошел в БЗК с Национальным филармоническим оркестром России, дирижировал В.Спиваков. В программе были арии и дуэты Доницетти и Беллини, а потому была еще и сопрано – Марина Зятькова, которая, как и Д.Корчак, окончила АХИ (и она ничего не испортила).

Должна признаться, что после концерта Р.Аланьи было страшновато идти слушать другого тенора. Но страх мой быстро прошел. Во-первых, потому, что это совершенно ДРУГОЙ тенор. Во-вторых, я слушала и радовалась тому, насколько этот мальчик вырос как оперный певец. Я давно не слышала такого филигранного пения на пианиссимо, когда звук летит в зал совершенно свободно, как будто ты слушаешь дома супер-запись на удобной для тебя громкости. Вот что удивительно: и голос небольшой, и тембр уникальным не назовешь, но Корчак теперь прекрасно владеет своим инструментом и заставляет зал слушать себя, затаив дыхание. Я года два не слушала Д.Корчака вживую, и приятно отметить, что в верхнем регистре его голос стал более звонким, ярким и мощным. И стильно было все: никакой разухабистости. Красиво! И рост, и внешность, и манера себя держать – все замечательно! И нет в голосе той противной приторной сладости, которую я не люблю у теноров (другим любить не запрещаю - дело вкуса).
Я в бельканто совершенно не спец, но, по-моему, программа концерта была довольно сложной: дуэт и романс из «Дона Паскуале», дуэт, ария и кабалетта из «Сомнамбулы», квартет с хором и сцена из «Пуритан». На бис был исполнен романс Неморино, который изначально стоял в основной программе. Была заявлена еще и каватина из «Дочери полка», но она не прозвучала вообще: то ли Дмитрий устал (он очень много пел, почти не уходил со сцены), то ли по времени концерт затянулся сильно (оркестр тоже свою заявленную программу полностью не исполнил – не прозвучала увертюра к «Мнимому Станиславу» Верди). Первым шел дуэт из «Дона Паскуале», и мне показалось, что певец не сразу распелся, но потом все было хорошо. На форте оркестр его все же малость заглушал, но такой оркестр ругать все равно рука не поднимается (особенно, после «Эрмитажа»).

Еще больший сюрприз меня ждал дома, когда я посмотрела запись концерта Дмитрия Корчака в его родной АХИ. Он там так спел 4 арии Вертера, что я была просто ошарашена. Для меня, наслушавшейся всяких Вертеров (большей частью хороших!), это был настоящий подарок. Честное слово, отличный Вертер!

В свои 28 лет этот тенор спел в Пезаро «Сороку-воровку» и «Stabat Mater» (с А.Дзеддой), «Stabat Mater» еще и в Японии (с Р.Мути); на фестивале «Арена Сферистерио» в Мачерате - «Волшебную флейту» (ее же в Брюсселе и в Цюрихе), на моцартовском фестивале в Ля Корунья - «Дон Жуана» (опять с А.Дзеддой). В Опера Бастиль и КГ он спел Неморино (в Лондоне он заменил Вильясона); в Берлинской госопере – Альмавиву; в Валенсии - «Дитя и волшебство» Равеля (с Л.Маазелем); в Палермо – «Персея и Андромеду» Ж.Ибера; в Римской опере, в Вероне и в Севилье – «Сомнамбулу», в Неаполе – «Фальстафа»; в Карнеги-холле – «Дона Себастьяна»; в Марселе – «Так поступают все»; в Савоне – «Вертера».
До 2011 г. у него уже все расписано: Карнеги-холл - «Сомнамбула»; Ла Скала – «Путешествие в Реймс», «Волшебная флейта» и «Stabat Mater» (с Р.Шайи) ; в Пезаро – «Граф Ори»; в Венской опере – «Любовный напиток», «Так поступают все», «Дон Жуан» и «Пуритане»; в Баварской опере – «Любовный напиток»; в Марселе – «Севильский цирюльник»; в Государственной опере Нидерландов – «Любовный напиток» и «Жидовка». Запланированы также концертные турне по Европе и Азии, записи на CD и DVD (с оркестром Баварского радио и К.Зандерлингом в 2006 г. уже вышел цикл Д.Шостаковича на стихи японских поэтов). Он будет записывать оперу братьев Риччи «Коррадо д’Альтамуро» с Лондонским филармоническим оркестром, а также сольный диск с Камерным ансамблем Берлинской оперы.

Остается только пожалеть, что по слухам, в январе Дмитрий поет последний раз Ленского в Новой опере, и постоянный контракт его с театром на этом заканчивается (если кто-то знает более точную информацию – скажу спасибо). Ну, вот чтобы Новой опере не поставить «Вертера» с Корчаком, а? Теперь совершенно неясно, когда Д.Корчак в следующий раз споет в Москве.

А концерт в БЗК снимала «Культура», так что есть шанс еще раз посмотреть (только за качество звука страшно). Принимали Корчака прекрасно, зал был забит, спрашивали лишние билеты, которые, кстати, не такие и дешевые были (партер – 3000 руб., 2-й амфитеатр – 800 руб.). Еще был и хор АХИ, но это без особых впечатлений.
Спасибо, если дочитали мой пост. :give_rose:

#2 Роман

Роман

    буквоед

  • Аксакал
  • PipPipPipPip
  • 25 831 сообщений
  • Город:Город
  • Интересы:Бельканто и буквоедство

Отправлено 01 Декабрь 2007 - 16:11

В программе были арии и дуэты Доницетти и Беллини, а потому была еще и сопрано – Марина Зятькова, которая, как и Д.Корчак, окончила АХИ (и она ничего не испортила)...

Первым шел дуэт из «Дона Себастьяна», и мне показалось, что певец не сразу распелся, но потом все было хорошо.

То есть Заиду пела сопрана? :shok: Это же чисто меццовая партия!!!

на моцартовском фестивале в Ля Корунья - «Дон Жуана» (опять с А.Дзеддой).

Это в буклете так написано? На самом деле все гораздо интереснее, он действительно спел дон Жуана, только в опере Рамона Карнисера "Наказанный распутник, или дон Хуан Тенорио". И спел очень неплохо, как я уже писал в соответствующей теме! :appl:
А концерт обещали показать по "Культуре", вот только когда, интересно?
Жаль, что не спел Pour mon ame - интересно, как у него 9 дошников звучат...
La cabaletta mia
Due volte canterò.

Antonio Ghislanzoni


#3 Роман

Роман

    буквоед

  • Аксакал
  • PipPipPipPip
  • 25 831 сообщений
  • Город:Город
  • Интересы:Бельканто и буквоедство

Отправлено 01 Декабрь 2007 - 16:14

И нельзя ли узнать попродробнее про "Жидовку" и оперу братьев Риччи? Это очень интересно! В "Жидовке" он, конечно, будет Леопольдом, а не Элеазаром, но что за постановка ожидается, с кем, насколько полная?
La cabaletta mia
Due volte canterò.

Antonio Ghislanzoni


#4 Mare

Mare

    Заслуженный ветеран

  • Аксакал
  • PipPipPipPip
  • 2 702 сообщений
  • Город:Москва

Отправлено 01 Декабрь 2007 - 16:14

Да, Роман, большое спасибо за поправку. В буклете правильно написано - "Дон Жуан" Р.Карничера. Это я пропустила. Это была мировая премьера.
Увы, подробностей про "Жидовку" и оперу братьев Риччи в буклете нет.
Ой, срочно исправляю и опечатку: в начале концерта был "Дон Паскуале", конечно же!

#5 Роман

Роман

    буквоед

  • Аксакал
  • PipPipPipPip
  • 25 831 сообщений
  • Город:Город
  • Интересы:Бельканто и буквоедство

Отправлено 01 Декабрь 2007 - 16:19

Да, Роман, большое спасибо за поправку. В буклете правильно написано - "Дон Жуан" Р.Карничера. Это я пропустила. Это была мировая премьера.

Ну да, это и на обложке написано!
А про "Жидовку", возможно, кто-то еще знает? :rolleyes:

Прикрепленные файлы

  • Прикрепленный файл  Libro.JPG   354,89К   73 Количество загрузок:

La cabaletta mia
Due volte canterò.

Antonio Ghislanzoni


#6 Роман

Роман

    буквоед

  • Аксакал
  • PipPipPipPip
  • 25 831 сообщений
  • Город:Город
  • Интересы:Бельканто и буквоедство

Отправлено 01 Декабрь 2007 - 16:21

А, если Паскуале - тогда все понятно... Но было бы интереснее, если бы Себастьян...
La cabaletta mia
Due volte canterò.

Antonio Ghislanzoni


#7 olga

olga

    Новичок

  • Новички
  • Pip
  • 64 сообщений

Отправлено 01 Декабрь 2007 - 18:51

Да, Роман, большое спасибо за поправку. В буклете правильно написано - "Дон Жуан" Р.Карничера. Это я пропустила. Это была мировая премьера.

Ну да, это и на обложке написано!
А про "Жидовку", возможно, кто-то еще знает? :rolleyes:

Роман, не подскажете, где можно приобрести " Дон Жуана"

Вот первые рецензии на концерт.
http://www.kommersan...x?DocsID=830866
Новости культуры
Нажав на значек "видио", можно и посмотреть.
http://www.tvkultura...id=192592&cid=2

#8 Роман

Роман

    буквоед

  • Аксакал
  • PipPipPipPip
  • 25 831 сообщений
  • Город:Город
  • Интересы:Бельканто и буквоедство

Отправлено 01 Декабрь 2007 - 19:08

Да, Роман, большое спасибо за поправку. В буклете правильно написано - "Дон Жуан" Р.Карничера. Это я пропустила. Это была мировая премьера.

Ну да, это и на обложке написано!
А про "Жидовку", возможно, кто-то еще знает? :rolleyes:

Роман, не подскажете, где можно приобрести " Дон Жуана"

Смотря что Вы вкладываете в это понятие... :rolleyes: Если купить оригинал - полагаю, только в Испании, фирма сугубо местная. Но есть и альтернативный вариант, ослиный...
La cabaletta mia
Due volte canterò.

Antonio Ghislanzoni


#9 Mare

Mare

    Заслуженный ветеран

  • Аксакал
  • PipPipPipPip
  • 2 702 сообщений
  • Город:Москва

Отправлено 01 Декабрь 2007 - 19:22

Ольга, большое спасибо за ссылки.
Я только сейчас прочитала эту рецензию из "Коммерсанта" и удивилась, что и ее автор, и я использовали одно и то же слово "разухабистость". Думаю, это совсем не случайно. Исполнительская манера Д.Корчака очень импонирует как раз стильностью. Он собран и строг на сцене. Но это совершенно не снижает эмоциональности его пения: певец прекрасно передает голосом тончайшие нюансы переживания своих героев - в равной мере и комических, и драматических. И он не стоит мумией на сцене, но движения и мимики ровно столько, сколько требуется в концерте и том репертуаре, который он исполнил.
И вслед за автором "Коммерсанта" не могу не повторить, что все верхние ноты были спеты не просто легко, но и красиво.
Ах, как жаль, что я не могу выложить его "Вертера"!
Ну, вот, хотела загрузить фото Д.Корчака, а файл не грузится... хотя и маленький совсем, всего 15.кб :angry:

#10 olga

olga

    Новичок

  • Новички
  • Pip
  • 64 сообщений

Отправлено 01 Декабрь 2007 - 19:23


Роман, не подскажете, где можно приобрести " Дон Жуана"

Смотря что Вы вкладываете в это понятие... :rolleyes: Если купить оригинал - полагаю, только в Испании, фирма сугубо местная. Но есть и альтернативный вариант, ослиный...

спасибо за ссылку, хотелось бы оригинал, но...воспользуемся альтернативным.

#11 Роман

Роман

    буквоед

  • Аксакал
  • PipPipPipPip
  • 25 831 сообщений
  • Город:Город
  • Интересы:Бельканто и буквоедство

Отправлено 01 Декабрь 2007 - 19:25

Ну, вот, хотела загрузить фото Д.Корчака, а файл не грузится... хотя и маленький совсем, всего 15.кб :angry:

Вероятно, там TIF или BMP...

Интересно, скоро ли Динамик выпустит кино про сороку? :rolleyes:
La cabaletta mia
Due volte canterò.

Antonio Ghislanzoni


#12 Mare

Mare

    Заслуженный ветеран

  • Аксакал
  • PipPipPipPip
  • 2 702 сообщений
  • Город:Москва

Отправлено 01 Декабрь 2007 - 19:36

Рома,
в том-то и дело, что файл в JPG.
Обидно, хотела народу Вертера-Корчака явить...
А какая это будет "Сорока"? С Корчаком?

#13 Mare

Mare

    Заслуженный ветеран

  • Аксакал
  • PipPipPipPip
  • 2 702 сообщений
  • Город:Москва

Отправлено 01 Декабрь 2007 - 19:41

Ух, ты! Смотрите-ка:
http://news2.ru/story/68605/

"По единодушному мнению обоих мэров Московский Бал в Вене также было решено сделать ежегодным. Второй Московский благотворительный Бал состоится 24 января 2008 г. На этот раз в великолепном неоготическом здании венской Ратуши соберутся более 1200 гостей. По традиции Бал откроют градоначальники Москвы и Вены.

Во время церемонии открытия и в небольшом гала-концерте во время Бала примут участие выдающиеся московские мастера оперы и балета - прима-балерина Большого театра Илзе Лиепа, сопрано Анна Самуил, тенор Дмитрий Корчак и другие. Симфоническим оркестром будет руководить ведущий дирижер Музыкального театра имени Станиславского и Немировича–Данченко Феликс Коробов."

#14 Роман

Роман

    буквоед

  • Аксакал
  • PipPipPipPip
  • 25 831 сообщений
  • Город:Город
  • Интересы:Бельканто и буквоедство

Отправлено 01 Декабрь 2007 - 19:46

Рома,
в том-то и дело, что файл в JPG.
Обидно, хотела народу Вертера-Корчака явить...
А какая это будет "Сорока"? С Корчаком?


Ну да, из Пезаро, буквоедская. Обещали выпустить на ДВД.
Странно, почему файл не грузится. :idontknow:
La cabaletta mia
Due volte canterò.

Antonio Ghislanzoni


#15 olga

olga

    Новичок

  • Новички
  • Pip
  • 64 сообщений

Отправлено 01 Декабрь 2007 - 20:08

Mare пишет: " Он будет записывать оперу братьев Риччи «Коррадо д’Альтамуро» с Лондонским филармоническим оркестром, а также сольный диск с Камерным ансамблем Берлинской оперы."

Сольный диск он уже записал, выйдет в конце января.

#16 matilde

matilde

    участник

  • Аксакал
  • PipPip
  • 173 сообщений

Отправлено 01 Декабрь 2007 - 20:55

Маре!

огромное спасибо за рассказ! :give_rose: :027: :008:

#17 Ariadna

Ariadna

    участник

  • Участники
  • PipPip
  • 360 сообщений

Отправлено 02 Декабрь 2007 - 13:59

--------------------------------------------------------------------------------


Из Моцарта — в короли

01.11 11:15 | Майя ПРИЦКЕР NRS.com
Opera Orchestra of New York (то есть Оперный оркестр Нью-Йорка) под управлением Ив Квилер — организация почтенная и популярная. Ее главная заслуга: она представляет на сцене Карнеги-холла малоизвестные оперы выдающихся композиторов (в концертном исполнении), а также новых солистов, которые, как правило, почти сразу после этого становятся звездами первой величины. Именно эти две особенности и привлекают в Карнеги-холл меломанов и профессионалов оперы: попасть на выступления Квилер и ее коллектива не так-то просто, и настоящие поклонники оперного искусства их никогда не пропустят.
Напомню, что именно Ив Квилер со своим оркестром впервые показала американцам оперу Чайковского «Мазепа» и одной из первых в Америке пригласила петь в своих программах Гегама Григоряна, Марию Гулегину, Сергея Лейферкуса, Ольгу Макарину, уникальную болгарку Веселину Казарову и многих других.
Свой 36-й сезон оркестр открывает 7 ноября последней оперой Доницетти «DOM SEBASTIEN», премьера которой состоялась в Парижской опере в 1843 году. В Нью-Йорке опус едва ли не в первый раз и, это уж точно, — в последний прозвучал в марте 1984-го. Причина столь редких исполнений – невероятная трудность партий, особенно двух ведущих: молодого испанского короля и его мавританской возлюбленной.
На сей раз найдены отличные исполнители: болгарская певица Веселина Казарова, уже неоднократно певшая — и с огромным успехом — в Метрополитен-опере, а также в Зальцбурге, Вене, Милане, Мюнхене и других оперных центрах мира, и молодой российский тенор Дмитрий Корчак. Оба – виртуозы бельканто. У Казаровой сочное, теплое меццо-сопрано, но по воле Доницетти ей придется «включить» и сопрановый регистр, благо у нее он есть.
Ну, а о Дмитрии Корчаке поговорим подробнее. Многие помнят его по отличному исполнению партии Моцарта в опере Римского-Корсакова «Моцарт и Сальери» на сцене Алис Талли-холла. Тот спектакль привозил в 2004 году Владимир Спиваков со своими «Виртуозами Москвы», и Дмитрий Корчак, которому тогда было 24 года, сразу запомнился не только чистым и приятным голосом, но и на редкость живой, экспрессивной и естественной актерской игрой.
Трудно было поверить, что это вообще его первая работа на оперной сцене. Ведь по образованию Дима – человек хоровой. В подмосковном своем детстве, сидя вместе с папой и мамой у телевизора, он попал под очарование Детского хора под управлением Виктора Попова (и дня, кажется, не проходило, чтобы этот хор не появлялся на телеэкранах) и «заболел» хоровым пением. В шесть лет прошел по конкурсу в Московское хоровое училище им. Свешникова, но пришлось подождать еще годик: в Училище брали только с 7. После 11 лет в Училище – не консерватория, а только что открытая тем же уже легендарным Виктором Поповым Академия хорового искусства, в которую Дмитрий поступил легко и с радостью. Он готовился стать хоровым дирижером, и Академия, как он считает, превосходно и целенаправленно подготовила его е этой профессии. И вдруг...
Хор Попова принимал участие в музыкальном фестивале Владимира Спивакова во французском городе Кальмаре. Дмитрий пел сольную партию (он уже и не помнит, в каком произведении). После концерт к нему подошел Спиваков и... предложил партию Моцарта в задуманном им исполнении «Моцарта и Сальери» Римского-Корсакова, с Сергеем Лейферкусом в партии Сальери. Дмитрий и не мечтал о сольной карьере, он вообще побаивался сцены. Хор – иное дело, ты – «в рядах». А уж выступать рядом с такой звездой как Лейферкус просто казалось немыслимым.
Но Спиваков искал именно такого – молодого Моцарта. «Посмотри партию и приходи ко мне...» — сказал он. Когда Корчак спел Спивакову то, что приготовил, сомнений не осталось ни у того, ни у другого. «Если Спиваков был первым, кто поверил в меня как в солиста, то Лейферкус мне несказанно помог на сцене. Этим людям я очень многим обязан», — говорит сегодня Корчак. И называет еще одно имя: известного московского вокального педагога Дмитрия Вдовина, человека, ответственного и за нынешнее мастерство молодого певца, и – в большой степени – за его философию (кстати, он был педагогом и Екатерины Сюриной, поющей сейчас Джильду в Мет, и Родиона Погосова, исполнившего в Мет не одну партию).
Корчак считает, что сегодня певцу надо петь разные партии, на разных языках и в разных компаниях. Есть ли у него предпочтения? Ответ: «Я предпочитаю то, над чем сегодня работаю».
А работает он серьезно. Сначала – со своим вокальным педагогом, при этом тщательно изучая текст партии (тут помогает жена Настя: она — знаток языков). Потом едет в страну автора оперы – Италию, Германию, Францию, погружается в языковую и культурную среду и занимается с лучшими «тренерами» по произношению. И обязательно много читает.
Стремление к совершенству – основа успеха. Дмитрия заметили не только в партии Моцарта, которую он пел уже во многих странах. На первом же международном конкурсе, где он принял участие (в Барселоне, имени Франциско Виньяса, одном из самых престижных в мире) он не только стал лауреатом, но и нашел музыкального менеджера. На втором – «Опералии» — получил приз не только в оперной категории, но и в той, что особенно дорога основателю – Пласидо Доминго – за лучшее исполнение «сарсуэлы», в которой так блистали родители Доминго.
С 2001 года Корчак — солист Новой оперы в Москве, но Москва видит и слышит его все реже. Чаще его можно встретить на европейских сценах: в «Любовном напитке», «Сомнамбуле», «Волшебной флейте», «Вертере», «Севильском цирюльнике», «Так поступают все»...
Появления его в Карнеги-холле, в новой роли, тем более в столь сложной, как роль короля Себастьяна, ждут с большим интересом: дебют с Оперным оркестром Нью-Йорка часто становится ступенькой к большой карьере в Америке.
Не меньший интерес представляет и сама эта романтическая опера, которую Доницетти считал своим шедевром. События разворачиваются в Португалии и Марокко, в 16-м веке, и в них вовлечены известные политические фигуры: король Себастьян II, убитый маврами в возрасте 24 лет, но по слухам, которые долго циркулировали по Европе, — спасшийся; и Луис Камоэнс, путешественник и воин, автор португальского национального гимна. Либретто знаменитого Эжена Скриба (главного либреттиста Мейербера и других крупных оперных композиторов первой половины 19-го века) одарило всех в опере благородными характерами, а Доницетти написал для каждого персонажа арии, пережившие саму оперу.
Главная ария Короля (тенор), например, содержит три высоких «до» и один ре-бемоль, исполняемый без сопровождения, и является одной из сложнейших в теноровом репертуаре (ее исполнением прославился Лучано Паваротти). Роль мавританской принцессы, к которой льнет королевское сердце, — единственная женская роль в опере (звезда Парижской оперы, меццо-сопрано Розина Стольц была в близких отношениях с директором театра, а потому вполне могла настоять на «эксклюзивности»). Эта партия, как и теноровая, — испытание на выносливость.
Кроме Казаровой и Корчака в спектакле заняты баритон Стивен Пауэлл, бас Дэниэл Уильямс (американец, чья карьера полностью состоялась в Европе) и другие. Многие прославленные артисты, уже достигшие мировой славы, продолжают выступать с оперным оркестром Ив Квилер. Как считает Веселина Казарова, во многом потому, что Квилер как мало кто понимает человеческий голос.
Итак, 7 ноября, Карнеги-холл. Подробности на сайте www.oony.org.

--------------------------------------------------------------------------------
РАСПЕЧАТАТЬ

Copyright © 2004-2005 NRS.com
Размещение рекламы
Информация о сервере
Email: web@nrs.com
Женщины обижаются на мужчин за то, что мужчины не могут читать между строк. А мужчины на женщин за то, что те не могут писать все, что они хотят сказать, в строке

#18 Ariadna

Ariadna

    участник

  • Участники
  • PipPip
  • 360 сообщений

Отправлено 02 Декабрь 2007 - 14:12

ДМИТРИЙ КОРЧАК: ДЛЯ ТЕНОРА ТЯЖЕЛА ДАЖЕ СУМКА


22-летний певец стал сенсацией нового музыкального фестиваля "Черешневый лес"

Новый музыкальный фестиваль «Черешневый лес» грянул вдруг в Музее А. С. Пушкина весьма эффектно, несмотря на то, что для первого раза концерта всего четыре.
Плетнев на открытии, Башмет на закрытии и «Виртуозы Москвы» в середине — вот вам, казалось бы, и готовый суперфестиваль. Но что там говорить — хочется сенсации. И ею стало выступление 22-летнего певца Дмитрия Корчака с «Виртуозами», которыми в этот раз дирижировал Саулюс Сондецкис.
Димин тенор необыкновенной красоты давно отмечен в Академии хорового искусства Виктора Попова, где он учится. А два года назад его услышал Владимир Спиваков и солидно поддержал предложением постоянно работать с «Виртуозами Москвы». Сотрудничает Дмитрий Корчак и с Российским национальным оркестром.
И с Большим симфоническим, и с оркестром «Musica viva». Как сложится судьба этого незаурядного дарования? Пока она ему благоволит. А дальше все будет зависеть от его стойкости перед теми, кому так хотелось бы поскорее получить «второго Баскова». С Дмитрием мы встретились на другой же день после концерта.

— Представляю, как вы вчера отмечали успех… Утром, чтобы встать, вы что врубаете?
— «Эхо Москвы». У нас в общежитии в комнате три человека. И стоит одна и та же волна — «Эхо». Я музыку эстрадную не люблю, а по «Эху Москвы» и новости все время, и погода, и сами передачи интересные. Бывает, им сволочи всякие, хамы звонят — но на «Эхе» за словом в карман не лезут.

— Вы с хорового училища начинали. Которое десятки лет назад прославилось хором мальчиков. Когда в редакции газеты хотели поощрить, посылали делать репортаж об этих хулиганах-ангелах в одном лице. Как вас привели в училище?
— Оно тогда, 15 лет назад, было еще на Большой Грузинской. Папа у меня профессор, доктор технических наук. Но раньше он пел — у него хороший голос был, тоже тенор. Мы гуляли около зоопарка и заметили очень красивый особняк. Подошли — оказалось, это хоровое училище имени Свешникова. Зашли, спросили, когда принимают. А я уже до школы занимался и на фортепиано с педагогом, и на скрипке. И ходил в кружок «Веселые нотки». Мы там пели, сценки ставили. Голос у меня был вроде неплохой, и летом, когда мне было 6 лет, я пришел на прослушивание. Пел «Сурка» и «То березка, то рябина». Меня взяли, и я года два или три проучился на Большой Грузинской, а потом училище переехало на «Речной вокзал». Но в общежитии я живу все там же. Я в детстве говорил — вот, отдали меня в интернат, чтобы не воспитывать.

— В детстве какая песня была любимая? Может, с утра пораньше что-то напевал?
— С утра мы ничего не пели! Потому что я жил в огромной комнате, где было 10 человек. И нас будили, как в армии, постель застелить надо было быстро и аккуратно. Если что – срывали одеяла, заставляли перестилать. В общем, армейские такие были условия в хорошем смысле. В 9 мы вставали, успевали только умыться и позавтракать, а в 9.15 начинался хор.

— Вы с самого начала были солистом? Как солистов выучивают?
— С сольной карьерой у меня в детстве не складывалось. Голос-то у меня был приятный (остались записи), но я был довольно застенчивый, молчаливый. Безумно волновался, мог провалить выступление. Голос дрожал. Один раз чуть не провалил в Германии. Попов даже кричал: «Бездарность! Курица без слуха!! Где твой голос???» Другие солисты гораздо увереннее держали себя на сцене.

— Да Попов-то вас очень любит. Волнуется за вас. Он вас теперь хвалит? Что говорит-то?
— Виктор Сергеевич редко кого хвалит. И правильно делает. Он в основном высказывает замечания. Мало кто скажет правду. Лучше услышать правду от Попова, чем сладкую неправду.
Это, собственно, Попов услышал во мне голос. Я учился на дирижерском факультете — петь не собирался. Но Попов после какого-то экзамена по вокалу вызывает меня и говорит, что фирма «Русские сезоны» будет записывать на CD песни Лядова и что он дает мне две песни. Я ему отвечаю, что есть и получше меня солисты, но он настоял: «Будешь петь!» Он сам со мной занимался, учил их со мной. Я сейчас слушаю эту запись шестилетней давности. Голос, конечно, неузнаваем. Тоненький-тоненький, свежесмутированный.

— Чем Академия хорового искусства отличается от консерватории?
— Даже если взять консерваторию в ее лучшие времена, Академия ей не уступает. Как говорит Попов: не хуже, не лучше, а свое. У нас направление хоровое. И в этой области мы на много ступеней выше консерватории.

— Почему Академию называют Шара? У меня версия такая, что в консу давно можно только по блату поступить. А в Академию берут «на шару» — то есть, по конкурсу, без взяток, «бесплатно».
— Это еще училище так называли. Я спрашивал у «старичков» – никто не помнит почему. Лет сорок уже Шара. Мне кажется, это от «шараги».

— Зависть вас уже преследует?
— Певец — это такая профессия, где есть только первые и все остальные. И первым быть очень сложно. Но дирижерам-хоровикам сложно по-своему. Как сейчас создать коллектив? Хор теперь почему-то воспринимается как приложение к какой-нибудь Мессе. А хор — это же не ниже оркестра! Зря оркестровые дирижеры думают, что это второстепенная профессия… А зависть есть везде. Самое страшное и обидное, что по мелочам.

— А вы хорошо учитесь? С кем занимаетесь вокалом?
— С Верой Петровной Александровой. Три года в училище и всю Академию. Последний год — еще Дмитрием Юрьевичем Вдовиным. А в Академии я, если вместе с училищем, 15 лет проучился. Нельзя сказать, что один Попов для меня все сделал. Столько народу, каждый по крупице, в тебя вкладывает! На этой базе музыкант потом всю жизнь живет. Академию я надеюсь закончить с красным дипломом. По двум факультетам.

— Вы для себя уже сформулировали, что точно нельзя тенору?
— По этому поводу принято говорить: острое, мороженое, секс. Острое я ем, но очень острое просто не люблю. Мороженое ем… Но единственное, что мне надо — это тепло и сон. Отдых.

— Та популярная программа, которую вы пели на фестивале, — известные итальянские арии, неаполитанские песни — это весь ваш сольный репертуар?
— По этой программе вообще нельзя судить о моем репертуаре. Это же специально были хиты. Я понимаю вашу подковырку. Действительно, есть вокалисты, которые всю жизнь поют две партии и живут прекрасно. Мне это совсем неинтересно. Спасибо училищу нашему и Академии — у нас все читают с листа любую партитуру, играют на фортепиано, сами все могут выучить. Вплоть до додекафонной музыки. Я классе в десятом солировал в «Истории жизни и смерти Господа нашего Иисуса Христа» Эдисона Денисова. Не так давно — в Реквиеме Шнитке. Со Спиваковым того же Шнитке исполнял «Пять фрагментов к картинам Иеронима Босха». Так я же сам могу это выучить. Ведь вы не поверите — но многие профессиональные певцы учат произведения по полгода, они им кажутся заоблачно трудными. А мы такие клепаем за один день.

— Вам не делали предложения наши оперные театры?
— Пока нет.

— Интересно, как спит Большой и в ус не дует… Давайте с вами поговорим о Большом театре. Что вы там видели?
— В последнее время я ходил туда только на Мариинский театр. На галаконцерт и два спектакля — «Золото Рейна» и «Дон Жуан» на фестивале «Золотая маска». Был в «Новой опере» на «Риголетто» с Хворостовским и на юбилейном спектакле «Брависсимо». А сейчас совсем времени мало: госэкзамены по двум факультетам, сольные выступления, мастер-классы, записи, гастроли.

— Из столичных музыкальных театров вам все-таки импонирует «Новая опера»?
— Там разнообразный репертуар. По крайней мере, можно надеяться на исполнение удобной мне партии. И, на мой взгляд, Колобов очень хороший музыкант. Может, сегодня он лучший оперный дирижер в Москве.

— Что бы вам хотелось спеть из близлежащего?
— Либо Ленского, либо Неморино.

— Вы понимаете, что вас, естественно, сейчас начнут сравнивать с Басковым. Может, и сталкивать. Вот я первая, получается, и начинаю. Вы его видели в Большом театре в партии Ленского? Он там, кстати, очень свежо выглядел по сравнению со всей этой страшной рутиной.
— Это не комплимент Баскову. А повод для серьезного разговора о Большом театре.

— Ваши любимые певцы? И можно ли чему-нибудь научиться с пластинок?
— Можно. Только я бы разделил: кто нравится и у кого можно научиться. Мне, например, нравится Франко Корелли, мощный тенор. Но ближе мне Николай Гедда. Сколько же ему в жизни пришлось потрудиться, чтобы добиться мирового признания! У него же не самый сильный голос.

— Дима, а для вашего поколения вокалистов Лемешев и Козловский — еще кумиры? Авторитеты? Это вообще мировой уровень?
— Это мировой уровень. Если бы они могли выезжать — они были бы безумно востребованы. Вот судьба играет людьми! Вот как важно попасть в нужное время, влиться в него!

— Какие концерты в последнее время произвели на вас наибольшее впечатление?
— Чечилия Бартоли. Я ее обожаю, но до сих пор знал только по записям. Такого совершенного голосового инструмента я не встречал никогда.

— Интересно, можете ли вы себе представить, что вы поете с ней дуэтом? Или тенора — люди самодостаточные?
— Спел бы с удовльствием! После концерта Бартоли мужской хор Академии приветствовал ее в клубе «Монолит» — мы пели в ее честь «Многая лета». А я еще потом пел «Коробейников». Она меня обнимала-целовала.

— А из ваших концертов какие запомнились?
— На памяти – концерты в Эврифишер-холле в Нью-Йорке с «Виртуозами», где я солировал в «Пяти фрагментах» Шнитке. Восьмая симфония Малера со Светлановым. Выступления с Рудольфом Баршаем — мы еще в детстве ездили с ним по Италии и Швейцарии, исполняли «Мессу солемнис» Бетховена и си-минорную Мессу Баха. С «Мессой солемнис» у меня просто общая жизнь. Я ее пел дискантом в хоре, потом тенором в хоре, а потом с Федосеевым сольную партию. Осталось только на органе сыграть.

— Из-за диплома вся Театральная олимпиада в пролете?
— Я посмотрел «Полифонию мира» Гинкаса и Бакши, потому что там наш хор участвовал. Мне очень запомнился звуковой эффект: звук шел из всех точек зала, был вокруг тебя. Это было хорошо сделано. Очень хорошо играл грек Василис Лаггос. Мне показалось, что там не на месте был Гидон Кремер. Он должен был быть такой же эффектный как Василис. Спиваков на месте Кремера был бы артистичнее.

— Вы человек, включенный в жизнь, или все брошено на карьеру? Что-нибудь же читаете? Или, как все ваше поколение, уже ничего?
— Я всегда брал в поездки книжки — коротать безумно долгие переезды на автобусе из одной страны в другую. Сорокина и Пелевина — нет, не читаю. Последнее, что прочел для себя — «Парфюмера» Зюскинда. Это потрясающе. А сейчас читаю только учебную литературу — весь в книжках: пишу дипломную работу по «Лоэнгрину» Вагнера.

— Какое лучшее для вашего голоса пространство? Тут диапазон от подворотни до Большого зала консерватории. Может, в ванной? На берегу моря?
— В училище все поют в гулких туалетах. И еще есть переход из одного здания в другое — там тоже все гудит… Вчера в Музее Пушкина акустика была невыносимая, во всяком случае, на репетиции.
Почти как в тех туалетах. Потом публика заполнила зал — стало лучше. Наверное, мне больше подходят камерные залы. Рахманиновский, Малый зал консерватории. Там хоть ощущаешь свой голос. Не напрягаешься. Не надо оркестр перекрывать. Заполнять кубометры Большого театра или Большого зала. «Новая опера» поменьше — наверное, там мне было бы комфортно.

— Со сцены вы смотритесь вполне. Но при ближайшем рассмотрении оказалось, что вы вовсе не качок, скорее субтильный молодой человек. Вы занимаетесь физкультурой? Профессия-то нелегкая. Не балет, но все-таки.
— Раньше играл в баскетбол. А сейчас времени нет. Тенору как раз нагрузка вредна. Портплед — сумку с концертным костюмом — и то лучше самому не носить.

— Скоро кого-нибудь наймете… Дима, а вот диапазон у певца развивается в течение жизни?
— Разивается, конечно. Но может точно так же и пропасть. Зависит от занятий. Петь — это же в какой-то степени насилие над природой. Насилие должно быть правильным! У легких голосов высокие ноты появляются быстрее. У крепких — позже.

— У вас считается легкий голос?
— Да.

— Какие сейчас методы восстановления голоса в ходу? Яйца сырые? «Холлз»? Учат ли этому специально в Академии? Есть такой предмет — реабилитация голоса?
— Не учат. Все это совершенно личные, частные дела. Я ничего особенного для голоса не делаю. Может, я пока не так часто выступаю. А лет через сорок придется.

— Почему вы не ездите на международные конкурсы?
— Я еще маленький.

— Вы, наверное, на гитаре играете и поете?
— На гитаре поиграть не успел. Была гитара, да мы с сестрой как-то подрались и разбили ее. Так что играю на всем, кроме гитары.

— В ресторанах не подрабатываете?
— В ресторанах приходилось петь только в поездках с Поповым после ужина. В Москве нет.

— А в церкви?
— В церкви я долго работал. Очень. С 9-го класса. Года три, наверное. На Соколе и в Успенском соборе. А начинал во Фрязино. Там есть усадьба Гребнева, и мы туда ездили на каждые выходные, и при этом два дня отдыхали. Там природа, озеро, две церкви, леса, лужайки.

— Тенора — самые дорогие, самые редкие в мире голоса?
— Самые редкие все-таки контртенор и бас-профундо. Тенор — самый трудновыучиваемый.

— Сейчас как-то совсем поредели тенора.
— Бывают времена — полно теноров. Бывает — басов. Я не знаю, может, это от экологии зависит. Но сейчас действительно нет ни теноров, ни октавистов.

— Кто это — октавист?
— Это и есть бас-профундо. Певец, который поет бас еще на октаву ниже. В расцвет хора Свешникова и Ансамбля Александрова там было по несколько октавистов. А, судя даже по Академии, самый распространенный голос — баритон.

— Как начинает будущая знаменитость? Бывает, что у вас ни копейки в кармане? То есть буквально на метро нету?
— Пока я еще не закончил Академию, у меня по крайней мере студенческая карточка на метро. Вот когда отнимут — может, и не будет хватать.

— Ну-у… Встреча со Спиваковым, мне казалось, должна была изменить вашу жизнь.
— Правда, правда. С тех пор, как я работаю в «Виртуозах Москвы», мне хватает даже на мобильный телефон.

— А вы как, собственно, познакомились?
— Пару лет назад Владмир Теодорович безуспешно искал тенора для сочинения Шнитке и в оперу Римского-Корсакова «Моцарт и Сальери». А директор «Виртуозов Москвы» Георгий Агеев случайно услышал меня на репетиции хора в БЗК — я пел Молодого цыгана в «Алеко» Рахманинова. И предложил мне прослушаться у Спивакова. Мне повезло. И я несколько раз ездил с «Виртуозами» для исполнения Шнитке. А в прошлым летом на спиваковском фестивале в Кольмаре мы с Сергеем Лейферкусом и с Российским национальным оркестром исполнили «Моцарта и Сальери».

— Зарубежные имперсарио вас углядели?
— В Кольмаре ко мне подошел знаменитый импресарио Мишель Глоц, который десятки лет работал с Караяном, Каллас и Геддой, и сказал, что мой образ Моцарта для него непревзойден. Сейчас мы с ним переписываемся, ведем переговоры о моих возможных выступлениях в Европе.

— Как собираетесь проводить лето?
— В июле мы с хором едем на два фестиваля. К Спивакову в Кольмар и в Германию на «Райнгау» на Рейне. В начале августа с Архиповой поеду на 10 дней в летнюю школу Москва —Питер — Москва. В сентябре — октябре пройдет первый фестиваль Спивакова в Москве. Мы с Лейферкусом повторим «Моцарта и Сальери». Тогда же я буду поступать в аспирантуру Академии. Потом сразу два концерта в Италии, в Пизе с Российским национальным. В ноябре-декабре, может быть, поеду в Америку, в Хьюстон, на главную партию в молодежной постановке «Похищения из сераля»… А сейчас — дожить бы до середины лета! Может быть, с августа у меня хоть какая-то человеческая жизнь начнется.

— А я вам желаю, чтобы у вас все время была такая нечеловеческая. Как у Попова и Спивакова.
— Я согласен, это лучше, чем сидеть в общежитии и жевать пряники. Хотя не представляю — ведь стольких часов в сутках нет, чтобы успеть то, что они делают.

— Меня предупреждали, что вы только внешне ангел, а на самом деле человек железный. Но вы вроде ничего. Гитарой мы не дрались.
— Я жесткий. Характер у меня нехороший. Я бываю резким. То есть я очень стараюсь быть хорошим, но у меня не всегда получается.

— Дима, трудно ли улыбаться на сцене? Этому надо специально учиться?
— Нужно учиться. Мы же воспитываемся в хоре, где это в принципе не нужно. Я работаю над собой. С педагогом. И самостоятельно. Перед зеркалом. Говорят, за год сделал большой скачок.

Редакция благодарит директора оркестра «Виртуозы Москвы» Георгия Агеева за помощь в организации материала.

Автор: Наталья ЗИМЯНИНА
Женщины обижаются на мужчин за то, что мужчины не могут читать между строк. А мужчины на женщин за то, что те не могут писать все, что они хотят сказать, в строке

#19 Ariadna

Ariadna

    участник

  • Участники
  • PipPip
  • 360 сообщений

Отправлено 02 Декабрь 2007 - 14:14

Korchak, Dmitry
Schedule

Management contact info
Opera et Concert[Gen, World, exc Spain, exc Italy]
De Matteis
Personal/other websites
Send us the link to your website

Information from the opera house Company debut Reviews
Information from the agent/artist Role debut
From / To Opera Role Location
Feb 08 La sonnambula NoRole New York(OONY) C: Queler;
Dec 07-Jan 08 Il barbiere di Siviglia Il conte Almaviva Marseille C: P Olmi; P: Jérôme Savary
Nov 07-May 08 L' elisir d'amore Nemorino Wien(SO) C: Ettinger / Alfred Eschwé / Marco Armiliato / M Halász; P: O Schenk
Nov 07 L' elisir d'amore Nemorino it London(RO) C: Franck; P: L Pelly
Oct 07-May 08 Il barbiere di Siviglia Il conte Almaviva it Berlin(UDL) C: Arrivabeni / Salemkour; P: Berghaus
Oct-Nov 07 Die Zauberflote Tamino Zurich(Oper) C: Rieder; P: Kusej
Sep 07 L' elisir d'amore Nemorino Paris(Opera) C: Evelino Pidò; P: L Pelly
Aug 07 La gazza ladra Giannetto Pesaro C: Jia; P: Michieletto
Jun 07 Die Zauberflote Tamino Bruxelles(Monnaie) C: Maxim; P: Kentridge
Dec 06 Falstaff Fenton Napoli C: Jeffrey Tate; P: Arnaud Bernard
Nov 06 Werther Werther Rovigo C: G Di Stefano; P: Carniti
Nov 06 Dom Sebastien, roi de Portugal Dom Sébastien New York(OONY) C: Queler;
Jul-Aug 06 Die Zauberflote Tamino Macerata C: Tourniaire; P: Pier Luigi Pizzi
Женщины обижаются на мужчин за то, что мужчины не могут читать между строк. А мужчины на женщин за то, что те не могут писать все, что они хотят сказать, в строке

#20 Ariadna

Ariadna

    участник

  • Участники
  • PipPip
  • 360 сообщений

Отправлено 02 Декабрь 2007 - 14:20

Bel Canto: 15 years of Romantic Opera
Dmitry Korchak
Kammerensemble Classic der Deutschen Oper Berlin


"admirable stylistic schooling and unerring musical acumen (including great dynamic control) Act 2 cavatin... a triumph."
--Opera (review of Dom Sébastien at Carnegie Hall)
"Heroic and confident tone."
--Opera
The brilliant young Russian tenor, Dmitry Korchak, has taken the operatic world by storm after winning two prizes with Plácido Domingo's Operalia Competition in Los Angeles in 2004. Audiences on two continents have since thrilled to his elegant tenor voice.

Recent career highlights have included Die Zauberflöte in Macerata, Werther in Savona, Dom Sébastien with the Opera Orchestra of New York, La Gazza Ladra at the Rossini Opera Festival and L'elisir d'amore at the Paris Opéra. Upcoming engagements feature his Covent Garden debut in L'elisir d'amore, La Sonnambula in New York, Don Giovanni in Israel conducted by Zubin Mehta, and a return to the Rossini Opera Festival for L'Equivoco Stravagante.

In early 2008, MSM will release Dmitry Korchak's debut recital recording: Bel canto: 15 Years of Romantic Opera. The tenor will be joined by the Kammerensemble Classic der Deutschen Oper Berlin in an impressive programme ranging from the rare to the well-known. Seldom recorded works by Boieldieu, Auber and Marschner will be coupled with the more familiar music of Donizetti, Bellini, and Rossini. All selections have been chosen to highlight the entrancing voice and remarkable technique of this exciting young artist.

November 5, 2007
Женщины обижаются на мужчин за то, что мужчины не могут читать между строк. А мужчины на женщин за то, что те не могут писать все, что они хотят сказать, в строке

#21 Ariadna

Ariadna

    участник

  • Участники
  • PipPip
  • 360 сообщений

Отправлено 02 Декабрь 2007 - 14:33

Reviews
Newsletters
Reviews from the 2006 Dom Sebastien
Kasarova soars in `Dom Sebastien'
RONALD BLUM
Associated Press - Wed, Nov. 08, 2006
NEW YORK - Vesselina Kasarova triumphed in a rare New York appearance and rising tenor Dmitry Korchak impressed as the Opera Orchestra of New York unearthed one of Donizetti's rare operas, "Dom Sebastien."
The last of Donizetti's 70 operas to be produced, it first was staged at the Paris Opera in 1843 and largely disappeared from view in recent years until Kasarova starred in a concert performance that opened the Royal Opera's 2005-2006 season in London.
Wearing a bronze gown that matched her hair at Tuesday night's Carnegie Hall performance, Kasarova displayed the smoky, muscular voice that has made her a star. The Bulgarian mezzo-soprano became a regular at Europe's top houses after her Salzburg Festival appearance in 1991 and made her U.S. debut at the Lyric Opera of Chicago in 1997, but illness caused her to cancel scheduled Metropolitan Opera debuts in 1997 and 2000.
She made it to the Met for three performances in 2002 and six more two years later, but since then the most notable U.S. appearances for the Zurich-based singer were in Rossini's "Cenerentola" last year at the Lyric. Zayda, the daughter of the governor of Fez, allowed her to show off more of the dramatic part of her voice.
In Eugene Scribe's libretto, she is caught in a love triangle between Portuguese King Dom Sebastien (Korchak) and Moor chief Abayaldos (Stephen Gaertner). She is also trapped in the struggle between Islam and Christianity, causing her to be persecuted by Grand Inquisitor Juam de Sylva (Daniel L. Williams). Kasarova grabbed the audience's attention and sympathy with moving singing in several dramatic arias and duets.
In a strong cast, Korchak stood out, especially in the "Seul sur la terre" aria that closes the second act. The boyish-looking 27-year-old tenor, who made his New York debut two years ago in Rimsky-Korsakov's "Mozart and Salieri" at Lincoln Center, had a voice with both heft and pliancy. He has some significant debuts scheduled, and he is a singer to watch.
Also worthy of praise were a pair of baritones: Gaertner and Stephen Powell, who sang the role of the poet Camoens.
OONY music director Eve Queler also conducted "Dom Sebastien" 22 years ago, using a provisional orchestra score and an Italian piano vocal score. This time, she led from a 2004 critical edition published by Ricordi, getting through in three hours by cutting the ballet and several bits that Donizetti trimmed for the opera's 1845 Vienna premiere.
While the New York City Gay Men's Chorus and the Scott Choral Artists of New York were in fine form, the orchestra struggled at times, especially the horns.
Queler has arranged one of the OONY's stronger seasons, with Rossini's "Otello" (Jan. 17) and Cilea's "L'Arlesiana" (Feb. 21) to follow.
© 2006 AP Wire and wire service sources. All Rights Reserved.


--------------------------------------------------------------------------------

GAY CITY NEWS, November 15, 2006
David Shengold
Eve Queler's Opera Orchestra of New York (OONY) began its season strongly October 7 with a stirring reading of Dom Sébastien. Gaetano Donizetti's last completed work offers some structural problems and longeurs but also some highly dramatic and musically intriguing passages. OONY's Carnegie Hall audience-always out in force for bel canto-certainly enjoyed itself.
As Dame Edna Everage would say, Vesselina Kasarova had "made the effort," stunningly coiffed, in a striking gown of iridescent bronze, she looked every inch a major recording star. The beautiful image was compromised when she sang, however; her facial grimacing-if hardly her vocalism-leaves Cecilia Bartoli in the shade. Kasarova's burnished mezzo has a distinct vocal personality, a welcome thing these days; but I found her constantly manipulated phrasing and glottal shock tactics wearying; and though she sang with feeling, her French was substandard.
Much more pleasure was provided by Dmitry Korchak, who had previously sung only Rimsky-Korsakov's Mozart and Salieri in New York. His Sébastien showed admirable stylistic schooling and unerring musical acumen, including great dynamic control; just as one began to feel that the voice lacked much tonal profile, he would let forth astonishingly confident, "present" high notes. The Act II cavatina scored him a triumph. Young Michael Fabiano (Antonio) also showed excellent lyric tenor material and praiseworthy diction.
Stephen Powell's splendid baritone and style-attuned artistry enriched the marvelous part of the poet/warrior Camöens-long lines, tapered dynamics, and the breath control to end the evening on a thrilling long-held final note. Even without regard to the mediocrities foisted on Met audiences this autumn as Valentin and Marcello, one wonders why this excellent singer last appeared at America's leading opera house in 1998.
Stephen Gaertner also distinguished himself as Abayaldos, mustering an impressively projected baritone with high, concentrated placement and declaiming with considerable intensity. The villainous InquisitorJuan de Sylva got duly sounded low notes but not much else from the growly Daniel Lewis Williams, his head buried in the score. For many years Queler could confidently call upon Paul Plishka for this kind of thing; his successor is not yet at hand.
After shaping the prelude forcefully, she retreated to her more usual traffic-directing approach; but the evening was a distinct success, also thanks to the New York City Gay Men's Chorus and Scott Choral Artists. As some of Queler's much-appreciated organization's finest achievements have been in the grand opéra field, it would be fortuitous for her to make the acquaintance of some native Francophone artists. The fine Annick Massis headlined Bellini's Capuleti with Kasarova in 1999, but she's a rare exception who has not returned.


--------------------------------------------------------------------------------

An Opera Whose Time Has Come
By George Loomis - MusicalAmerica.com - November 9, 2006
NEW YORK -- The Opera Orchestra of New York has been opening the ears of audiences to lesser-known operas for well over three decades. It also has been presenting established singers in roles not previously sung and introducing important new vocal talent.
OONY pretty much achieved all of these with its concert performance of “Dom Sébastien” Tuesday night in Carnegie Hall. The work has long intrigued Donizetti admirers because it occupied an inordinate amount of his time and because it comes at the end of his career, written for the Paris Opéra. Occasional modern revivals, including one 22 years ago by OONY, have shown it to be not without problems, but on the basis of this fine performance, it also has strengths that easily outweigh them.
“Dom Sébastien” is the grandest of the three grands opéras Donizetti completed for the Opéra. It is the only one in five acts and the only one with a libretto by Eugène Scribe, who furnished the librettos for Meyerbeer’s four French grand operas and for most of the other important works of the genre. Typically, it offers much spectacle, notably a big embarkation scene in which the ill-fated 16-century Portuguese king Dom Sébastien prepares to depart on a North African campaign against the Moslems (funny how so many operas seem to deal with Christian-Moslem conflicts) and a big ceremonial scene in which the king attends his own (bogus) funeral. Character development was not one of Scribe’s hallmarks; he was more interested in placing characters in novel situations and introducing an element of surprise, which often makes for a degree of implausibility.
But whether a character can come to life really depends on the composer, and the music Donizetti gave to Dom Sébastien and his beloved Zayda, the daughter of a Moslem ruler, defines them as flesh-and-blood opera characters. There may be some confusion over the work’s villains -- there are no fewer than three, each with a different agenda -- but the only real problem is the opera’s lame ending. Scribe liked to end with something spectacular, like the St. Bartholomew’s Day massacre at the end of “Les Huguenots,” or the demise of Rachel in a boiling caldron at the end of “La Juive.” But Zayda and Dom Sébastien, who has been imprisoned by usurpers of the throne, are simply killed in an escape attempt, and the opera ends. There is no coup de théâtre, no sense if tragedy, just an unhappy ending. You get the iimpression that Donizetti realized he couldn’t do much with it and so didn’t even try. (Having the baritone sing a loud, sustained high note for several measures, as he did Tuesday night, hardly supplies much of a remedy.)
Otherwise, there is a wealth of top-drawer Donizetti in this opera. Writing for Paris brought out the best in composers. The individual pieces here have a consistently high level of formal polish and detail, and Donizetti makes judicious use of the Opéra’s orchestra’s resources with some especially colorful wind writing and other striking effects. The brooding tune of the funeral march, with its chromatic inflections, appealed to Mahler, who used it in the song “Die zwei blauen Augen” from “Songs of a Wayfarer.” In Act 2, set in Morocco, augmented intervals suggest local color. Overall, the numbers have a distinctively French rhythmic cut with pieces notable for their Italianate melodic style. It’s a consistently rewarding score.
The evening was also memorable for Vesselina Kasarova’s stunning portrayal of Zayda. Here is a singer who has won much international acclaim but whom New York has heard all too little (in part because illness forced her to cancel her Metropolitan Opera debut). Her mezzo is one of the most beautiful and impressive to be heard today, a model of resonance, evenness of production and steadiness. She also has a wonderful way of giving low notes a presence without letting them turn raspy or chesty, and she looks great on stage. The challenging role of Zayda, which she also sang in concert at Covent Garden last year, is one in which she seems very much at home, making the most of the character’s keen displays of temperament but also bringing a fine degree of tenderness, such as in her lyrical piece at the end of Act 1.
In Dmitry Korchak, a young tenor from Moscow’s Novaya Opera, OONY has a made a real find. The voice has an appealingly lyrical flexibility yet also a shining luster and is capable of producing secure, ringing high notes. He earned a well-deserved ovation for Dom Sébastien’s romance “Seul sur la terre,” with its three high C’s and one high D-flat. And Korchak showed a fine feeling for the niceties of French style. (Happily, the opera was sing in French, and not, as is so often the case with French grand operas by Italian composers, in an Italian translation.)
As Cadmoëns, the poet who befriends the beleaguered Dom Sébastien, Stephen Powell offered a warmly sung performance of “O Lisbonne, o ma patrie,” a piece sometimes extracted from the opera. Another baritone, Stephen Gaertner, sang with a handsomely focused sound and a dramatic presence as Abayaldos, Zayda’s jilted betrothed. Daniel Lewis Williams brought cavernous bass tones to the role of Juam de Sylva, who plots (successfully) to deliver Portugal to Philip II of Spain.
Eve Queler held the sprawling work together in good order, although it was a pity that she couldn’t have elicited cleaner wind playing. The opera was performed in accordance with a new critical edition by Mary Ann Smart. Cuts were skillfully handled and, apart from the ballet, which was omitted entirely, they involved mainly recitatives, although some interesting connective orchestral passages were sacrificed. But with the exception of the cabaletta of the Act 5 duet for Dom Sébastien and Zayda, the musical numbers were performed without debilitating internal cuts. Queler restored the opera’s fine sextet to its original position as the concertato movement of the Act 3 finale; at the behest of Scribe, it was transferred to Act 4 because he thought it would make a stronger impact there. In any case, the time has come to see how “Dom Sébastien” works on the stage.
Copyright © 2006, Musical America


--------------------------------------------------------------------------------

Queler & Opera Orchestra Kick Off Carnegie Season with Donizetti "Dom Sébastien," with Strong Showing by Korchak & Kasarova in Ill-Starred Romance
by Bruce-Michael Gelbert
To start their 36th season at Carnegie Hall, on November 7, Maestra Eve Queler and her Opera Orchestra of New York (OONY) reinvestigated Gaetano Donizetti's last work, "Dom Sébastien: Roi du Portugal," a sprawling five-act grand opera, loosely based on historical events in Portugal in the late 16th century, written for the Paris Opéra and given a premiere 163 years ago this month. The leading singers in "Dom Sébastien"'s previous OONY outing, on March 23, 1984, were Richard Leech and Klara Takacs. This time, with striking young Russian tenor Dmitry Korchak and internationally acclaimed Bulgarian mezzo-soprano Vesselina Kasarova heading a distinguished cast, Queler and company made rather more of a persuasive case for the opera.
In "Dom Sébastien," the King of Portugal (Korchak), accompanied by such followers as the poet and soldier Luis de Camoëns (Stephen Powell), author of Portuguese patriotic epic poem "The Lusitanians," departs Lisbon for Morocco on an, as it were, holy crusade, leaving Dom Antonio (Michael Fabiano) as regent, abetted by Grand Inquisitor Dom Juam de Sylva (Daniel Lewis Williams), to plot behind the king's back. Repeatedly crossing Sébastien's path, as they come to each other's aid on both sides of the Mediterranean, is Zayda (Kasarova), daughter of Ben-Selim, Governor of Fez (Philip Cokorinos) and fiancée of the warrior chieftain Abayaldos (Stephen Gaertner). Abayaldos' troops easily trounce Sébastien's; the loyal Sandoval (Mark Risinger) sacrifices himself to the enemy by claiming that he is the king; and Dom Juam and Dom Antonio hypocritically hold a lavish funeral for the king they despise, who turns up there, very much alive, only to be seized by the Inquisition. The monarch's foes try to use Zayda to get Sébastien to waive his claim to the throne; Camoëns attempts to rescue the lovers from prison; and, once they've been assassinated, Dom Juam betrays the pretender to the crown by turning the country over to King Philip II of Spain.
Making his OONY debut, Korchak, his tenor well focused, sounded promising from the start of his high-lying role. He thrilled listeners with his showpiece, the ravishing romance "Seul sur la terrre," at the end of Act Two, sung lyrically or ringingly as needed, with top notes-several high Cs and a high D-flat-surely placed. Zayda, surprisingly, has no single powerhouse scena, but Kasarova, despite quirky diction, made her mark, singing mostly with restraint, starting the first act final ensemble with a solo, "O mon Dieu, sur la terre," which showed off the light and dark hues in her mezzo; lending her plush instrument to "Sol adoré de la patrie," a melancholy meditation on returning to her country without Sébastien; and last act cabaletta, "Mourir pour ce qu'on aime," celebrating her anticipated sacrifice for her beloved.
Proving apt foils for each other, Korchak and Kasarova blended voices principally in "Grand Dieu, sa misère est si grande," a rapturous duet on the battlefield, its soaring lines dulcetly sung, and encouraging each other in its blazing stretta, "Courage, ô mon roi," capped with their ringing top tone, and in their jubilant reunion in prison, "Comment dans ma misère," and "Son âme noble et fière," uplifting expression of their resolve to defy the Inquisition.
The performance boasted two outstanding, contrasting baritones. Powell, a thoughtful Camoëns, introduced himself to his king with a stirring heroic aria, "Soldat, j'ai rêvé la victoire;" offered a mystical sounding prophecy, "Oui, le ciel m'enflamme," which gave way to a rousing martial refrain, "En avant, soldats," with the chorus; delivered an ardent patriotic paean, "O Lisbonne, ô ma patrie," on returning from the war in Africa; and sang a lulling barcarolle, "Pêcheur de la rive," as he prepared to lead Sébastien and Zayda to freedom. Gaertner, fiery as Abayaldos, roused his warriors into action against the Portuguese invaders with a blazing "Levez-vous, que la glaive," and scorchingly denounced his "adulterous" wife with "Va parjure, epouse impie," to start off the stretta concluding Act Four.
Powell and Korchak joined forces with distinction for recognition duet "C'est un soldat" and buoyant stretta, "Ah, ô jour de joie!" in the "funeral" scene. And Gaertner and Kasarova had a searing exchange, "C'est qu'en tous lieux ... En vaine pour te soutraire," in which he first accused her of harboring adulterous desires.
Bass Williams weighed in sturdily as arch-villain Dom Juam, collaborating with his forces on condemning the king and his disciples at the end of Act One-"Anathème à qui nous brave"-and menacing Sébastien in a low-lying solo, following the grand concerted andante (sostenuto) sextet, "De l'espoir et de terreur," at the end of Act Three, which found "good guys" Powell, Kasarova and Korchak, on stage right, facing off "bad guys," Gaertner, Fabiano and Williams, on stage left.
Queler and her players set the scene in Lisbon with a brief, but sweeping orchestral prelude and introduced the second act, in North Africa, with exotic-sounding strains. Portraying Portuguese soldiers and sailors, members of the New York City Gay Men's Chorus (who will start their own season at Carnegie with a holiday concert on December 11) had the first voices heard here, anticipating the voyage and crusade ahead-"Nautoniers, mettez à la voile"-and soon played Inquistors, ominously calling for "Céleste justice" (heavenly justice), which "punit les pervers" (punishes the depraved). The women of Scott Choral Artists of New York came into their own as Zayda's attendants, welcoming her back into their midst with a cheerful "Les délices de nos campagnes."
"Dom Sébastien" in concert called, of course, for audience members to envision for themselves the lavish spectacles of the port, royal palace, and principal square of Lisbon; the funeral procession, with 60 monks, four drummers, eight heralds, 12 soldiers, 24 lancers, a dozen officers, flag-bearers, pages, 6 horses, 40 young women carrying lighted candles, 20 casket-bearers, and so on, specified; and the "rich African landscape, more exotic garden than desert," as well as the somber Inquisition's torture chamber and prison in the Tower of Lisbon. Think, though, of the less than lavish designs decreed by the Metropolitan Opera for the mid-19th century French grand opera in its repertory in recent decades--all given with the requisite ballet omitted-because of budget constraints or contemporary taste. Its "Don Carlos," by Giuseppe Verdi, given as "Don Carlo," is imposing enough, but his "Vêpres Siciliennes," as "Vespri Siciliani," Giacomo Meyerbeer's "Le Prophète," and Jacques Fromental Halévy's "La Juive" have all been seen in fairly abstract productions that leave much to the imagination. An outstanding concert presentation, like Queler and OONY's "Dom Sébastien," is, even without scenery and costumes, vivid enough to satisfy.
OONY continues its season at Carnegie, under Queler, with Gioachino Rossini's "Otello," with Ramón Vargas, Ruxandra Donose, Maria Zifchak, Kenneth Tarver, Robert McPherson and Daniel Mobbs, on January 17 at 7:30 p.m. For further information, telephone OONY at (212) 799-1982 or visit its web site, http://www.oony.org.

--------------------------------------------------------------------------------

A Rarity in Top Form
Jay Nordlinger - November 9, 2006
Opera Orchestra of New York, or OONY, performs two main services: It gives us operas rarely seen in opera houses. (These are concert performances, in Carnegie Hall.) And it gives us singers: sensational ones, often unorthodox ones. OONY is a presenter for voice nuts. And on Tuesday night, they were appeased and gratified.
The opera was, indeed, a rarity, but one that deserves fame: Donizetti's "Dom Sébastien," the composer's last. Donizetti wrote some 70 operas, beginning with "Il pigmalione" in 1816; he penned "Dom Sébastien" — or, more formally, "Dom Sébastien de Portugal" — in 1843. It is a French grand opera, with five acts, ballet, the whole nine yards. (OONY, under its founder-conductor Eve Queler, omitted the ballet.) The librettist for "Dom Sébastien" is the nicely named Eugène Scribe.
And the story? Set in 16th-century Portugal and Morocco, and loosely based on historical events, it's about Europeans and Moors, at each other's throats. The Moors scream such lines as "Holy war is declared, and my soul is concerned only with honor." Too bad these musty old operas are "irrelevant" to the present day.
In the course of the opera, the Inquisition and the Moors compete with each other in cruelty, and, in an apt development, they actually band together. Our heroes are Dom Sébastien, the Portuguese king, and Zayda, a Moorish princess. They love each other, and they die, for this is a "grande tragédie."
The opera has but one female role, because the original Zayda — a French mezzo named Rosine Stoltz — demanded so. Her boyfriend was head of the opera house. I know you can't imagine such dealing in the music biz today.
On Tuesday night, Zayda was sung by Vesselina Kasarova, one of the most remarkable singers around. She is well familiar with the role, having sung it at Covent Garden last season. And she sang the bejesus out of it for us.
I have tried to describe this Bulgarian mezzo many times before, and it's not easy. Her sound is extraordinary, filled with varied colors and qualities. It is beautiful, dusky, lush, ghostly, unearthly, earthy, baritonal, feminine, sensual — you name it. Prior to Tuesday night, I had heard the Kasarova sound only in opera houses (and fairly drafty ones at that). In Carnegie Hall, it was more astounding, and bewildering, than ever.
And Ms. Kasarova knows what to do with her voice. Her technique is secure, and so is her musicianship. She commands her voice like a cellist who has complete control over her instrument. ( Han-Na Chang?) In addition to which, her French is clear and good.
Ms. Kasarova was what you might call the top of the ticket, in this election season; but the singers were excellent "down-ticket," too. Where does Ms. Queler find these voices? Maybe it's that she tries.
In the part of Dom Sébastien was Dmitry Korchak, a Russian tenor still in his 20s. Mr. Korchak should make a tidy sum in Rossini and Donizetti, which is great, because the opera world can't live on Juan Diego Flórez alone. Like that Peruvian star, Mr. Korchak has a little quiver in his voice, and it is not unappealing. That voice was occasionally thin and pinched on Tuesday night; intonation sometimes sagged. But Mr. Korchak produced exciting high notes, and generally scored a hit.
In the role of Camoëns, the king's faithful friend, was the baritone Stephen Powell. What a beautiful voice, and what smooth — ultra-smooth — singing. There were no lumps in the porridge, so to speak. And the high G with which he ended the opera was glorious.
The bad guy in this opera — or one of them — is Juam de Sylva, the Grand Inquisitor. (Hiss loud.) He was sung by the bass Daniel Lewis Williams, who showed just the right combination of menace and elegance: a menacing elegance. His vibrato was generous — not quite overly so — and his lowest notes were very impressive.

Three more beautiful and well-supported voices? Three more capable, even stirring, singers? Stephen Gaertner, a baritone; Philip Cokorinos, a bass-baritone; and Mark Risinger, a bass. There were eight singers on that stage, and not a clinker in the bunch. That, like "Dom Sébastien," is a rarity.
And I have not yet mentioned one of the singers: Michael Fabiano, a tenor, and still a student. He owns a splendid, arresting instrument, and the skies before him seem very bright indeed.
Ms. Queler conducted as she usually does: with competence, knowledge, and devotion. Occasionally, the orchestra was too loud for the soloists, and even for the chorus. The chorus was strong, by the way: a merger of the New York City Gay Men's Chorus and the Scott Choral Artists of New York. Orchestra members were uneven, with the oboe having a good night, and the horns an unfortunate one — and so it goes.

Here is a question: Why can't OONY use supertitles, which we now and then see in Carnegie Hall? That would be so much better than burying one's head in the libretto (which OONY kindly provides). It could be the union costs are formidable, and nutty.
Look, "Dom Sébastien" is a wonderful opera, and OONY gave us a wonderful night. Sometimes in life, you get your money's worth, and then some.


--------------------------------------------------------------------------------

MUSIC REVIEW; An Opera Returns, Like the Tide
By BERNARD HOLLAND - November 9, 2006
The argument doesn't exactly rage but it does go on -- why does some music live past its own age, while some is very nearly left behind? One answer is a certain kind of quality, a genetic makeup that appeals as much now as it did then. There is also luck, good and bad.
Another idea is the tidal thesis: that public recognition comes and goes according to the phases of some musical moon. It would be nice to attach this last theory to Donizetti's "Dom Sébastien," an opera that was much on the minds of opera lovers in the late 19th century but is not much on ours. Eve Queler's Opera Orchestra of New York offered a reminder at Carnegie Hall on Tuesday night.
This is the last of Donizetti's estimated 70 operas and was written in 1843 for the Paris Opera, set to Eugène Scribe's creaky libretto. Donizetti was by himself an engine of extraordinary lyrical beauty, but he was also the link to Verdi, on whose music Donizetti's footprints are always to be found.
"Dom Sébastien" is a work of substance and significance. If the credibility of its characters and their dismal fortunes are threatened by the hedonistic beauty of the music, there are also fine theatrical moments. He of the title is King of Portugal, caught in 1578 between the Inquisition and war with the Moors. There is the love affair that bridges enemy camps, political ambition, death, disguise and the like. Most of the principals end up dead, but the Spanish fleet arrives at the curtain to talk some sense to its Portuguese neighbors.
"Seul sur la terre" is one of Donizetti's great tenor set pieces and at one time much favored for its wonderful lyrical equilibrium and its high-flying tests of the singer's skill. There is a sextet of almost equal beauty and some formidable effusions from the opera's only woman, Zayda, as sung here by the Bulgarian soprano Vesselina Kasarova.
Ms. Kasarova, with her nonstop fervor and very serviceable, if slightly tough-sounding voice, made an argument for the theory of diminishing returns. There is such a thing as being too expressive, and here every vocal gesture seemed followed by an exclamation point. After three hours, hothouse drama squeezed out syllable by syllable ends up wearying the ear and dulling the effect.
The young Russian tenor Dmitry Korchak was clear and strong, making the most of an exceptional opportunity. I also liked Stephen Powell's fluid baritone as Camoëns. Stephen Gaertner sang Abayaldos with furious determination. The rest of the cast, which held up well, included Michael Fabiano, Daniel Lewis Williams, Philip Cokorinos and Mark Risinger. The New York City Gay Men's Chorus and the Scott Choral Artists of New York also sang.
Ms. Queler is an increasingly forceful conductor, partly because of her own growth and also because of that other essential conductorial skill: knowing how to assemble a first-rate orchestra, which this one was. Not all the transitions worked; some ensemble coordinations were wayward, but a large audience of opera devotees, sprinkled with the well-heeled supporters who keep this 36-year-old operation flourishing, seemed happy. What’s New at OONY.org Request an OONY Season Brochure Join OONY
eNotes Home | Privacy Policy | Contact | Search 212-799-1982 | oony@tiac.net | PO Box 231226, NYC 10023

Сообщение отредактировал Ariadna: 02 Декабрь 2007 - 14:34

Женщины обижаются на мужчин за то, что мужчины не могут читать между строк. А мужчины на женщин за то, что те не могут писать все, что они хотят сказать, в строке

#22 Ariadna

Ariadna

    участник

  • Участники
  • PipPip
  • 360 сообщений

Отправлено 02 Декабрь 2007 - 14:50

MusicalCriticism.com The new source for opera and opera reviews, articles and interviews on the web Home Concert Reviews Opera Reviews Interviews Recording Reviews News
Search MusicalCriticism.com

L'elisir d'amore (Dmitri Korchak as Nemorino)
Royal Opera
Royal Opera House, Covent Garden, 19 November 2007

The unfortunate departure of Rolando Villazón from The Royal Opera's new production of Donizetti's L'elisir d'amore left the company with a logistical headache. The twenty-eight year old Italian tenor Stefano Secco was already to have sung in a couple of performances and took over on opening night (as discussed in our full review here) and for most of the run, but Russian tenor Dmitri Korchak took over for last night's performance and will appear again on 29 November.

Although lacking a little in personality and strength of projection, Korchak turned out to be one of the few impressive elements of a surprisingly disappointing evening. He has a sweet, unforced voice, rhythmic precision and blissfully secure tuning. These are essential qualities for the bel canto, which relies so heavily on classicism. Having originated the role of Nemorino in this production in Paris in September, Korchak seemed secure with the part, and I can only see him growing in aptitude as time goes on.

However, the only truly excellent performance came from Paolo Gavanelli as Dulcamara. His strong projection, firm tone, a sense of style and real stage presence showed nearly everyone else up. Aleksandra Kurzak was curiously charmless as Adina; I find her voice lacking in the Italianate quality of great exponents of this role on record (such as Mirella Freni) and she had serious tuning issues at the top of her range. Ludovoc Tézier is not quite my idea of Belcore and does not quite have the smooth legato needed for this lyric part, but otherwise I felt convinced by the beauty of his sound and the confidence with which he attacked the part. Jette Parker Young Artist Kishani Jayasinghe's stylish Giannetta deserves special mention.

For me, the less said about Laurent Pelly's utterly banal, emotionally vapid, humourless production the better. His approach to this repertoire seems simply to impose cheap gags onto comically imaginative texts whose inherent wit is lost in the process; thankfully, it's harder to mess around with L'elisir d'amore than it is with La Fille du regiment (Pelly's over-rated previous production at Covent Garden), whose spoken texts are an open invitation to chop and change. Still, the opera has suffered, and you know a director has struggled to find something to say about it when the best he can do in the way of humour is have a dog run across the stage at the end of several scenes or have Dulcamara arrive in a van equipped with Las Vegas-style flashing lights and sparklers in a feeble attempt to spice things up. There was little laughter and muted applause for the performance, whereas it can be heart-warming and extremely funny in the right hands. For me, the most unintentionally amusing aspect of the evening was the sight of the bizarrely pyramid-shaped haystack in the opening scene, which would probably have been a better setting for ENO's new Aida than the company down the road was able to provide!

It was fascinating to see that Finnish conductor Mikko Franck had completely reversed his approach in this opera compared to his method of conducting Tosca earlier this year. Whereas the Puccini found the orchestra loud, fast, exciting and gestural, here the Donizetti was dull, apologetically quiet and rather slow. A huge disappointment after the excitement of Tosca - and as a whole, I thought the evening was rather second rate.

By Dominic McHugh
Женщины обижаются на мужчин за то, что мужчины не могут читать между строк. А мужчины на женщин за то, что те не могут писать все, что они хотят сказать, в строке

#23 Mare

Mare

    Заслуженный ветеран

  • Аксакал
  • PipPipPipPip
  • 2 702 сообщений
  • Город:Москва

Отправлено 02 Декабрь 2007 - 14:56

Ариадна! Вот это да! Вот спасибо!
Прочитала все материалы с большим интересом.
И в последней "Культуре" в статье Г.Агеева про Корчака написано. В 2009 году планируется концертное исполнение оперы специально "под Корчака". Агеев предполагает, что это будет что-то из Беллини или Доницетти. Очень хвалит Дмитрия, называет его одним из лучших лирических теноров наших дней и пишет, что так думают не только он и Спиваков, но и многие директора крупных оперных фестивалей, театров и концертных агентств.
Интересно, будет ли в следующем номере "Культуры" рецензия на прошедший концерт? Посмотрим.
А я переслушала опять Корчака-Вертера в 4-х ариях и подумала, что хотела бы, чтобы Корчак записал диск с французскими ариями. По-моему, и франзузская опера - это его. И Моцарта он прекрасно поет - такой славный Тамино!
К вопросу о сравнении с Н.Басковым. И сранивать нечего. Посмотрела в концерте на лицо Корчака во время пения (концерт в АХИ идет крупным планом). У него на лице только эмоции его героев и никакого отражения РАБОТЫ голосового аппарата. Очень легко поет. Вспоминаю муки на лице Баскова при выдавливании высоких нот... А про разницу в культуре исполнения и говорить нечего: небо и земля. Коля свой голос подарил микрофону, сам выбрал и для оперы пропал.
Я уже иду на "Онегина" 18 января в Новую оперу (спасибо добрым людям за заботу о билете для меня. нынче болящей). Послушаем, каким теперь будет Корчак-Ленский. Сдается мне, что еще лучше, чем был, когда я его в этой опере слушала года два назад.

Прикрепленные файлы

  • Прикрепленный файл  _______.jpg   128,21К   63 Количество загрузок:


#24 bernerdog

bernerdog

    участник

  • Аксакал
  • PipPip
  • 147 сообщений

Отправлено 02 Декабрь 2007 - 14:58

Не сочтите за наезд, но вот эти простыни на иностранном языке требуют хотя бы краткой аннотации по-русски (если уж переводить досконально лень). В правилах форума это прописано.
Еще раз прошу прощения.

#25 Ariadna

Ariadna

    участник

  • Участники
  • PipPip
  • 360 сообщений

Отправлено 02 Декабрь 2007 - 15:06

Mare, спасибо Вам, что начали эту тему, концерт действитльно был потрясающий, так приятно, что что Дима так вырос и действительно отличается от наших " рассейских теноров" ( никого не имею в виду конкретно, употребляю выражение просто как совокупность отличитльных признаков)! Фотки здесь не грузятся- очень жаль, и еще жаль, что у меня не получилось записать концерт, а Вы не могли бы выложить Верторов- очень интересно?
Женщины обижаются на мужчин за то, что мужчины не могут читать между строк. А мужчины на женщин за то, что те не могут писать все, что они хотят сказать, в строке




Количество пользователей, читающих эту тему: 2

0 пользователей, 0 гостей, 0 скрытых пользователей


    Yandex (2)